"Сельские вести" - Общественно-политическая газета Пижанского района

Возрастное ограничение 16+

28 января 2021

Здоровье — главное богатство человека

В преддверии Международного дня инвалида я встретилась с инвалидом по зрению Алексеем ЗЫКОВЫМ. Мужчина проживает в д. Безводное. Ко мне навстречу вышел моложавый, статный мужчина с красивой седой бородой. Оказалось, что это весьма приятный собеседник.

— Про меня уже писали в «Сельских вестях», — так начал наш разговор Алексей Николаевич. — Я же десять лет работал в Яранске председателем организации слепых, которая объединяет шесть районов: Яранский, Кикнурский, Тужинский, Санчурский, Пижанский и Советский.

— Алексей Николаевич, сегодня давайте поговорим с Вами о том, как человеку преодолевать проблемы со здоровьем. Для начала расскажите немного о себе.

— Родился я в деревне Хрушково, это рядом, как ехать на Шуйму. Место хорошее, красивое. Нет теперь этой деревни, зря её разрушили. Семья, как и у всех, была большая. Нас, детей, было у родителей трое. Я старший. Отец рано погиб, в 1964 году. Мне тогда всего восемь лет исполнилось. Учился в Безводнинской школе, десятилетку окончил в Пижанке. До армии успел выучиться на инженера-механика в Кировском сельхозинституте. С 1978 по 1980 годы служил в армии, в Забайкалье.

 

Вернувшись домой, стал работать в колхозе «Земледелец». Сначала завмастерскими, затем энергетиком, главным инженером. Вся моя жизнь так и прошла в Безводном.

Потом меня избрали главой местной администрации. Пятнадцать лет проработал в этой должности, с 1990 по 2005 год. В 1998-1999-м в Новый год я перенёс инсульт, и глаза у меня «улетели». Практически за одну ночь я остался без зрения. Ещё где-то месяца три я немного мог видеть, но с марта 1999-го не читаю и не пишу. Я, конечно, могу расписаться, но только секретарь Ленина может разобрать мой почерк (шучу). С тех пор почти двадцать лет прошло, я и буквы-то забыл (улыбается).

В июле 2005 года пришлось с работы уйти, потому что уже невозможно стало даже документы подписывать. Большую часть информации я держал в голове.

— Когда Вы вступили в Общество слепых?

— Когда мне дали вторую группу. Тогда же в Яранске меня избрали председателем местной организации слепых. Вот десять лет и ездил туда на работу.

— Чем занимается данная организация?

— Основная задача — это выявление и привлечение в Общество инвалидов по зрению, помощь им в лечении, реабилитации. На сегодня в нём состоит 150 человек.

— Часто ли они обращаются за помощью?

— Нет, скорее нам приходится к ним обращаться. Ситуация, сами знаете, какая у нас, — к инвалидам особое отношение. Будучи председателем Общества слепых, я постоянно ездил по районам. Как оказалось, много инвалидов по зрению среди детей.

— Да, здоровому человеку инвалида не понять.

— Даже родители, если дети получали инвалидность, старались это скрывать. При этом теряли время — самое главное, а потом не знали, куда ребятишек девать. Приходилось много говорить с родителями, даже уговаривать. Детей мы направляли в Белохолуницкую школу для слабовидящих, оттуда в Ульяновск или Самару, где они продолжали обучение и становились массажистами, фельдшерами (у кого есть остаточное зрение). Мы старались пристроить каждого ребёнка.

— А если инвалид имеет творческие задатки?

— Тех, кто может петь, танцевать, мы приглашали участвовать в конкурсах, в том числе в областных. Наша организация слепых вышла на твёрдое второе место после Слободской, где немало выпускников колледжа культуры. А у нас профессионал- музыкант лишь С.А. Мальков.

В этом году в конкурсе участвуем только онлайн, мы сняли видеоролик.

Пять лет назад по семейным обстоятельствам я покинул пост председателя Общества, но продолжаю оставаться членом бюро, езжу туда часто. Это моё, моя работа.

— С какими трудностями, проблемами, на Ваш взгляд, чаще всего сталкиваются инвалиды? Как насчёт передвижения на транспорте?

— Инвалиды ездят, как и многие обычные люди, на общественном транспорте. В том числе и я. В городе для меня самое страшное — это лестницы и бордюры. С тростью многие ходить стесняются, в том числе и я. По программе реабилитации я жду собаку-поводыря. Специальных собак готовят в Подмосковье. Но они очень дорогие. Собак дают инвалидам только первой группы по программе реабилитации и согласно решению МСЭ. Инвалиду по зрению необходимо лично прибыть на две недели в Подмосковье — ведь человек и собака, возможно, не сразу смогут «договориться», должны привыкнуть друг к другу.

— Кроме собаки-поводыря, какими средствами может воспользоваться инвалид по зрению?

— Мы стараемся объединять инвалидов по зрению в большей мере именно для того, чтобы они побольше узнали о программе реабилитации. Ведь сейчас для них разработано немало технических средств, облегчающих жизнь. Есть говорящие книги, телефоны, термометры, видеоувеличители, в том числе карманные, которые увеличивают картинку в 16 раз, то есть прочитать текст уже можно.

— Получается, что многие незрячие об этом просто не знают?

— Да, так и есть. Я четыре года ездил по разным районам, встречался с врачами, показывал им эти новшества, чтобы они в дальнейшем ознакомили с ними незрячих.

— Среди людей с ограниченными возможностями здоровья имеются не только люди с проблемами зрения. Есть «колясочники», дети с ДЦП, с массой других заболеваний, о которых здоровый человек даже представления не имеет.

— Я «смотрю» много различных передач, где говорят о проблемах инвалидов, пытаюсь узнать как можно больше полезной в работе информации, в том числе по программе реабилитации. Проблем у инвалидов много. Хочу привести пример. У меня шурин инвалид-«колясочник». По программе реабилитации ему предоставили коляску. По дому на ней ещё можно передвигаться, но не по улице — она для этого непригодна. К сожалению, для инвалидов закупается то, что подешевле, а это вовсе не значит, что лучше.

— За последние годы отношение к людям с ограниченными возможностями здоровья со стороны государства изменилось?

— Да, по техническим средствам мы шагнули очень далеко. Чему-то научились у заграницы, у Америки. Но нам до них долго ещё идти, там совершенно другая система. Но всё равно намного лучше стало. Так, например, сейчас много законов по транспортному обеспечению. Раньше бывало такое, что инвалида высаживали из самолёта, поезда, детей с особенностями здоровья не пускали в детские лагеря. Сейчас это считается нарушением закона. Мы ведь такие же люди. Чем мы отличаемся от остальных? Ничем. Человек не виноват, что он инвалид. Несчастье может произойти с любым: это может быть банальный генетический сбой или же авария, травма на производстве. Человек в категорию инвалида может перейти мгновенно.

— Не все инвалиды — люди пассивные, замкнутые. Многие занимаются не только творчеством, но и спортом, в том числе участвуют в паралимпийских играх. И это пример даже для здоровых людей.

— У меня друг из Котельнича в 1976 году в Канаде принимал участие в таких играх, соревновался на лыжах. Он до сих пор катается. У него «туннельное» зрение — он почти ничего не видит. Бегает с соседом, держась за верёвочку — в таком случае надо обязательно быть с ведущим. Я тоже пробовал кататься, когда ещё видел получше. А тут человек абсолютно незрячий.

— Что, по-Вашему, главное для инвалида?

— Общение. Раньше, будучи инженером, я встречался по работе со многими людьми, а теперь знакомлюсь ближе. Я об инвалидах раньше ничего не знал, да и, честно говоря, не замечал их. Сейчас понимаю: самое интересное в жизни — это общение. Люди незрячие, «колясочники» сидят дома, выходят редко. Вот и надо их потихонечку вытаскивать в свет, раскрывать их таланты. Один «зацепит» второго, тот третьего. Среди нас есть те, кто умеют петь, художники, поэты. Если человек лишился одного, например, ноги, так у него руки остались, умная голова. Одно другим компенсируется. Жизнь на этом не заканчивается. Возможно, это начало чего-то нового, доброго и светлого. Всем желаю здоровья — главного богатства человека!

— Спасибо за интересный разговор.


У вас недостаточно прав для комментирования.