"Сельские вести" - Общественно-политическая газета Пижанского района

Возрастное ограничение 16+

19 декабря 2018

Увлечения

«Моё увлечение поднимает настроение», –

говорит Алевтина Васильевна Ситикова, проживающая в доме №20 по улице Труда в д. Ахманово

Просто так около её дома не пройдёшь, остановишься. Здесь есть на что посмотреть: лебедь на пруду, мухоморы у калитки, цветущие с весны до осени ландыши, у теплицы цветочная оранжерея. Различные ёмкости, ненужные в хозяйстве, превратились в оригинальные клумбы. На дворе унылая серая стена хозпостройки украшена кашпо с вьющимися растениями и геранями розовых и красных оттенков, на земле яркая цветущая дорожка. Всю эту красоту оберегает домовёнок. 
Алевтина Васильевна работает на ферме, ведёт приусадебное хозяйство, но находит время на своё увлечение. Задумок по благоустройству много, хочется все их воплотить в жизнь.
«Нравится природа, тянет к земле, силы она даёт, а цветы – радостные эмоции», – говорит с улыбкой. Вот так поднимает женщина настроение себе и прохожим.

Обновлено 23.07.2013 15:12

ДЕРЕВНЯ МОЯ

Пробивается в берёзках солнца лик,
С радостью бегут по полю ребятишки.
К деревенской жизни кто привык,
В городе бурлящем будет лишним.
Поэтичное названье Журавли,
В зелени округа, словно рай,
К счастью все дороги привели
В этот живописный щедрый край.
От деревни до села шагаю полем,
Здесь давно живут отец и мать.
Ведь на всё бывает божья воля,
Её надо научиться принимать.
В этом месте не в гостях, а дома.
И в деревне этой вся моя родня.
Каждая травинка мне знакома,
Радостью встречает солнышко меня!
Июль 2005 г.

Обновлено 23.07.2013 15:04

Стихи Г. Рычкова (г. Екатеринбург).

РОДНОЙ КРАЙ
В родном краю я давно не бывал,
На заре проснусь, глас послышится.
Будто ворон-конь заглянул в окно,
Поманил – пропал. Не колышется.
Подымайся, мать. Собирайся в путь.
Береги пока силы с нервами.
Может, есть в живых там хоть кто-нибудь,
Те, кто рос в конце, стали первыми.
Кто ходил с тобой по одной земле,
Выручал порой в годы трудные.
Если нет костра, поклонись золе,
Где витают сны беспробудные.
Разошлись давно на воде круги
И былая явь стала грёзами.
Подошла пора – отдавать долги:
Навестить кресты под берёзами.

От автора:
Ворон-конь – лошадь по кличке Ворон, на которой работал отец; кресты под берёзами – могила отца на Ижевском кладбище.

МЕЛЬНИЦА
Я вновь на родине отца,
С небес неяркий свет струится,
А на земле и в деревцах
Какой-то старый след таится.
Здесь раньше мельница была,
Река стремила рядом воды
И каждым утром от села
Тянулись грузные подводы.
Шум водопада, стук подков,
Колёсный скрип и птичий гомон,
И мерный грохот жерновов...
Сейчас порядок тот поломан.
Давно уж белый каравай
Берут готовым в магазине,
Но эти звуки, этот грай
Живут как будто и поныне.
И тихой ночью в листопад,
Коль постоять, услышишь снова,
Как зёрна сыплются с лопат,
Вода сочится сквозь засовы.

РОДИНА
Затерялась в лесах и болотинах
Моя Вятская сторона.
Для меня вот та самая родина,
Что по жизни всего лишь одна.
Там берёзки дрожат над полянами,
Как девчонки первой весной.
Косогоры, поляны с оврагами
Заросли многолетней травой.
Не балована ты, не капризна,
Если просят, отдашь задарма.
Оттого-то, наверное, издавна
Небогата моя сторона.
Наливается соком смородина
И тропинка уходит к реке,
Ты прости меня, малая родина,
Что живу от тебя вдалеке.
Но когда вижу домик с рябиною
Или рядом проходит маршрут,
Снова чувствую токи глубинные,
Видно, корни обратно зовут.

Обновлено 23.07.2013 14:47

Детство! Лето! Каникулы!

1 июня - День защиты детей.С конкурсами, аттракционами, яркими шарами, смехом и морем счастливых глаз прошёл районный праздник детства.
На площади РДК развернулся настоящий детский городок развлечений. Батуты, горки, качели, мыльные пузыри, сладости и игрушки доставили ребятам и их родителям много радости.
В рамках праздника прошёл конкурс «Юные таланты». Звёздочки со всего района показали на сцене прекрасные номера. Жюри было непросто назвать имена победителей. В возрастной категории от 5 до 10 лет в танцевальном конкурсе ими стали воспитанники Детской школы искусств (руководитель Н. Куклина), ОЦМК (Е. Афанасьева) и Ахмановского СДК (Т. Тутубалина). Среди солистов награды получили Настя Ожиганова (РДК, руководитель О. Борисова), Дима Седых (РДК, Н. Елсукова), Дарина Яковлева (Пайгишевский ДК, Л. Коробейникова), среди дуэтов – ансамбль «Малышки» (РДК, О. Борисова) и Даша Лежнина и Маша Рычихина (Безводнинский СДК, Л. Пермякова).

Обновлено 03.06.2013 15:19

Память детства

Помню наше тяжёлое детство:
Как война нас застала врасплох,
Как она принесла много бедствий. 
Из груди вырывается вздох.
И ещё много в памяти детства:
Как работали мы в десять лет,
Вместе с взрослыми утром вставали,
Как положено, шли на обед
(Если можно считать то обедом).
Суп варёный с крапивой одной,
А о хлебе мы только мечтали –
В доме не было крошки одной,
Лишь одни травяные лепёшки
Да гнилая картошка с полей
(Мы весною её собирали,
Всей семьёю ходили за ней).

Обновлено 06.05.2013 14:44

Памяти брата Петра, сгоревшего в танке в боях под Сталинградом

Шли с покоса девушки с цветами,
Над деревней сумерки сгущались.
Мы с тобой, того не зная сами,
Навсегда в тот вечер попрощались.
Восемнадцать только миновало,
Как призвали на войну лихую.
И таких парней, как ты, немало,
Испытавших каторгу людскую.
Был в колхозе первым трактористом,
Силой богатырской отличался,
Стал на фронте боевым танкистом –
В памяти друзей таким остался.
Вражеский снаряд заклинил башню,
Запылала свечкою броня,
Люк открыть пытались, но напрасно –
Экипаж сгорел средь бела дня.
В День Победы помолюсь за брата,
Выпью рюмку горькой не спеша.
Ты не опозорил честь солдата,
Ангельски чиста твоя душа.
А теперь душа на небе чистом
С высоты взирает на страну,
Шлёт проклятье тем неофашистам,
Что готовят новую войну.


Пасха в Нагуше

Молодою и звонкоголосою певуньей пришла весна в тот год в Нагушу. Южные ветры пахнули свежестью тающих снегов – и ретивые ручьи помчались навстречу большим и малым водам. Солнце на Пасху излучало летнее тепло. Мужчины с намётами наперевес и брезентовыми сумками шли к Ижу. Ледоход заканчивался, но кое-где ещё остались заторы льда – вот там-то и была самая удачная рыбалка.
Затем мужчины несли свой улов в деревню, где варили уху или жарили рыбу не только для своей семьи, но и для соседей: люди в Нагуше всегда были добрыми и жили очень дружно.
К вечеру начиналось веселье. То в одном конце деревни, то в другом были слышны песни. Пели долго, протяжно. Но вот кто-то из самых голосистых и любящих сплясать молодых парней срывался с затянувшейся ноты, чтобы тут же рассыпаться озорной частушкой:

По деревне девка шла,
Нагушинская, модная.
Муку на валенки испудрила –
Сама голодная.


В ответ девушки пели скромней, с уважением к единственному в деревне гармонисту:

Гармониста я любила,
Гармониста тешила,
Гармонисту на плечо
Сама гармошку вешала.


Гармонист подхватывал задорную мелодию. А на улице становилось тесно: раскрасневшаяся и нарядная компания двигалась на Сёмин угор, который всегда просыхал раньше других. Здесь каждый год к Пасхе устанавливали качели, а там уж и вольному воля! Люди качались на качелях, пели, веселились, устраивали игры, поздравляли друг друга с праздником. Веселье продолжалось до самых сумерек. С наступлением темноты люди начинали расходиться по домам: сначала кто постарше, а затем – молодёжь.
Единственный в деревне гармонист – Леонид Захаров – играл на угоре, названном в честь своего прадеда – Сёминым, до упаду, пока мог стоять на ногах.

А сейчас уже нет той Нагуши и тех весёлых молодых людей, которые так весело встречали Пасху. Да и Леонида Петровича уже нет с нами.

Обновлено 06.05.2013 14:35

На крутом повороте

Случай, о котором хочу рассказать, произошёл с одним из моих приятелей, когда он был на преддипломной практике в одном из сплавных рейдов по Кировской области.
Весна в том году выдалась на радость дружная. Снег «гнало» прямо на глазах. Ещё утром плотбище едва заливало водой, а к вечеру плоты свободно плавали.
Андрей работал в бригаде сплотчиков. Собственно, работать студенту было необязательно, но когда он представился мастеру, то посоветовал:
– Если хочешь посмотреть настоящее дело, сходи в бригаду Фёдора Ивановича. Молодцы там подобрались что надо.
И вот Андрей у сплотчиков. Фёдор Иванович высокого роста, широкоплечий. Обветренное лицо, большие рабочие руки. Ему за пятьдесят, но выглядел значительно моложе. При знакомстве руки бригадир не подал. Посмотрел на Андрея и хриповатым голосом предостерёг:
– Ладно, возьму. Только смотри, лодырей мы не любим. Будешь филонить – в два счёта выгоню. Так-то вот, интеллигент.
Работы Андрей не боялся. Он никогда не был белоручкой. А с лесом знаком давно. Знал, что хлюпиков здесь не терпят. Физическая сила на сплаве многое значит. Ещё в техникуме Андрей готовил себя. Занимался спортом, особенно увлекался гирями. Сейчас это пригодилось. Бывало, старые сплавщики вдвоём едва управлялись с намокшим деревом, а он один укладывал в штабель.
Пошли вторые сутки с тех пор, как Андрей находился на плоту. В команде из двенадцати человек были те, которых он не знал. Работы немного. Вода большая и опасность сесть на мель не угрожала. Лишь изредка на поворотах то поднимали, то опускали плоты, чтобы древесину не «выжало» на берег. Ровный плёс – отдыхай, а на повороте прозеваешь – авария будет. Целый день не было ничего примечательного, и когда неожиданно в плот уткнулась лодка, все оживились.
– Здравствуйте, – весело сказал парень в клеёнчатом плаще, – к сестре вот пробираюсь (тут он назвал деревню). Дороги развезло, на лодке решил. А тут как раз вы плывёте, дай, думаю, пристану. С людьми-то веселее и время пойдёт незаметно.
Подсев поближе к столу, зевая, спросил:
– В дурака играете? Может, в компанию возьмёте? Только я в «очко» больше люблю. Может, попробуем «по маленькой», а?
Парень вытянул из кармана горсть серебряных монет.
Однообразная игра наскучила. Несколько человек полезли за мелочью.
– А что это за карты, – и парень вытянул новую колоду.
Постепенно ставки росли. Сумма становилась всё больше. Теперь она исчислялась рублями и переваливала уже за десять. Парень, проигрывая вначале, теперь всё чаще «срывал» банк. Круг игроков поредел и большинство, видя, что им не везёт, сидели в роли зрителей.
Участвовали трое. Самое удивительное было то, что среди играющих оказался Степан, пожилой, слывший человеком прижимистым. В дороге, в основном, на чай «нажимал». Сейчас он был при деньгах. Накануне выдали зарплату, и положить на сберкнижку их не успел.
Он давно уже проиграл немало своих денег и, желая вернуть их, рисковал, делал большие ставки и неизменно терпел неудачу. Вот ещё ставка. Степан поставил на кон последние десять рублей. Пальцы его дрожали, на лице выступили капельки пота. Парень выиграл и на этот раз, но Степану бросилось в глаза, как раздавая карты, тот едва заметно водил по ним пальцами, словно что-то нащупывал.
– Сволочь! – каким-то неестественным голосом вскричал он. – Мухлюешь! Карты с наколкой... Трудовые рубли обираешь. Давай деньги назад, удавлю, собаку!..
Он бросился к парню.
Тот быстро вскочил, отступил в угол избушки. В руках блеснул нож.
– Не подходи! – выкрикнул он.
Сплавщики с угрожающим видом начали обступать парня. Андрей, отбросив книгу, мгновенно оказался рядом. Удар ногой по ножу был сильным и неожиданным. Плохо пришлось бы тому, но помог случай. Увлечённые игрой, сплавщики не заметили впереди крутого поворота. Река поворачивала почти под прямым углом. И вот сейчас половина плота напирала на берег. Плавучая изба вдруг затрещала, стены перекосились, все выскочили наружу.
Огромная масса плота «лезла» на берег, стирая на своём пути всё. Толстые деревья ломались, словно спички, прибрежные кусты выдирало с корнем, будто бечёвки, рвались металлические тросы, сломанные брёвна вставали торчмя.
...Двое суток без отдыха трудилась команда, приводя в порядок плот. О случае забыли, а парень вместе с другими сковывал брёвна, увязывал в пучки.
На третий день плот отчалил, а ещё через двое суток благополучно прибыл к месту назначения.
Деньги парень вернул. Когда сходил, сплавщики не смотрели на него. Каждый делал вид, будто занят чем-то особенно важным. Так и ушёл он, оставшись неизвестным.

РЕЧКА ИЖ, КУДА СПЕШИШЬ?

Речка Иж, куда спешишь,
Средь равнины разливаясь?
Сколько дум в себе таишь?
Сколько тайн людских скрываешь?
Похожу по бережку,
Поищу себе местечко,
К перекату подойду,
Остужу своё сердечко.
Пусть прохладная вода
По ногам моим струится.
Вон, смотри-ка, ребятня
Уж который час резвится.
И с крутого бережка
Сиганув с разбега в воду,
И не думает никто,
Что мы делаем с природой?
Разве ж знает кто из них,
Что не так давно когда-то
Вон у тех подросших ив
Окуней гребли лопатой.
А с моей подружкой детства
Так рыбачить мы любили,
Что однажды даже рака
На крючок свой подцепили!
А когда прольются ливни
И вода вся помутнеет,
Не могли мы дня дождаться,
Когда речка просветлеет.
Речка Иж, куда спешишь?
В прятки с кем опять играешь?
То скрываешься в кустах,
То на солнышке сверкаешь.
Я приду к тебе тогда,
Когда сердце затомится,
Пусть прохладная вода
По ногам моим струится.

СТИХИ

Звёзды мерцают в утренней мгле,
Словно дрожат от мороза.
Вот сорвалась, покатилась к земле –
Я загадал. Ну а всё же,
Может быть, эта шальная звезда
Мне принесёт в жизни счастье…
Если поверю я в это, тогда
Прочь канут боль и ненастье,
Те, что терзают вновь душу мою,
Сердце кромсают зубилом.
Верю: нашёл я свою колею
И не сверну до могилы…
Счастья желаю деревне своей,
Чтобы воспрянула духом,
Счастьем светились глаза матерей,
Смех детский резал нам ухо...

 

Не хлебом единым сыт человек.
Быть может, не хлебом единым.
Но точно ты сытым не будешь вовек
Тем хлебом из дальней чужбины.
Нас уверяют, что наша взяла –
Сами завалим чужбину!
Только я, глядя на наши поля,
Чувствую горечь полыни.
Нас уверяют, что мы впереди
Будем на нашей планете.
О ВТО долгий спор позади,
Скоро мы резво поедем!
«Братцы, нужна нам своя колея», –
Шепчут друзья-побратимы…
Сытым не будешь, Россия моя,
Хлебом из дальней чужбины.

Внуку Павлику

У плакучей ивы над рекой,
Что склонила ветви в воду чистую,
Я ловлю колючих окуньков
И плотву на солнце серебристую.
Клёв хороший, просто благодать:
Каждому улов такой понравится.
Счастье есть, тут нечего гадать.
Мысли тонкой нитью в детство тянутся.
Позади уж семьдесят годков
Пролетели птицей быстрокрылою.
Много в них ухабов и пеньков,
Только лёгкой жизни не завидую.
Голод, холод пережить пришлось
В памятные дни послевоенные,
Но всегда, сколь трудно б ни жилось,
На рыбалке находил забвение.
Внук любимый тянется за мной,
Радуюсь: в том есть моя победа,
Я уйду из жизни – он не даст
Зарасти травой тропинкам деда.