"Сельские вести" - Общественно-политическая газета Пижанского района

Возрастное ограничение 16+

05 декабря 2020

Свой он был – русский

Всегда интересно знакомиться с историей жизни земляков. В каждой есть что-то особенное, то, что трогает за душу и подталкивает к размышлению. Читая книгу Почётного гражданина Пижанского района В.Н. Царегородцевой «Надо древнюю веру хранить», я узнала, что сретенская земля является родиной архимандрита Макария. Особую нотку в моей душе оставила фраза, произнесённая им будучи участником боевых действий на Восточном фронте во время войны с Японией: «Останусь жив, всю свою жизнь посвящу Господу». Сколько же пережили наши люди в суровые военные годы, если в трудный час они давали себе такой обет!

 

Глубокое почитание на Вятской земле отец Макарий заслужил своим благочестием и любовью к Церкви и людям. В миру его звали Иваном Ефимовичем Коробейниковым. Родился он 9 февраля 1927 года в д. Шудино Пижанского уезда в крестьянской семье, в которой росло четверо детей, Иван был старшим и единственным сыном. Его отца, Ефимия Ермолаевича, не стало в 1931 году.

Из воспоминаний сестры Валентины Ефимовны:

«Мама, Серафима Платоновна (Царегородцева), родилась в 1902 году. Когда не стало отца, Ване было около четырёх лет. Лет с шести он стал выходить на полевые работы. Любил мастерить: сам коньки делал, салазки, лыжи, распаривая доски в большом чугуне. Зимой с другом Колей вязали саки — рыбу ловить. Летом пропадали на речке.

В предвоенные годы маму выбрали председателем колхоза, к нам домой стали заглядывать учительницы. Придут, попросят: «Серафима Платоновна, накорми нас рыбкой». Ваня сбегает, вскоре две-три рыбины принесет, все наедятся. Голодно было, да ещё и обидно, оттого что в деревне подозревали, мол, председатель себя не обидит. В 1940-м году Серафиму Платоновну сняли с председателей, но после того, как их четверо за год сменилось, маме вновь предложили возглавить колхоз. Детям тоже пришлось нелегко — мамы постоянно дома не было. Так что хозяйство было в основном на старшем сыне, единственном мужике в семье».

Это видимая сторона жизни се мьи Коробейниковых. Была и другая, связанная с несколькими монахинями, которых привела с собой на родину из порушенной обители матушка Устинья, тётя Серафимы Платоновны, крёстная её детей — они её звали Лёлькой. Монахини построили домик возле Покровского храма в Советске, жили тем, что собирали грибы, ягоды, рукодельничали. Нередко навещали Коробейниковых.

 

О том, что председатель является тайной христианкой, в селе догадывались, но молчали. К Серафиме Платоновне, бывало, заезжали представители райкома и райисполкома. Увидев образа в красном углу, спросят: «А это ещё что?» — «Да это дедушкины, пускай стоят», — отвечала председатель. Начальство только плечами пожимало.

На Ваню общение с крёстной производило большое впечатление, он часто гостил у монахинь. Сестра рассказывает:

«Помню, я на него рассердилась, но не помню, за что. Подошла и разорвала пополам его учебник. А Иван не рассердился, только-то и сказал: «Ведь тебе на будущий год эта книга нужна будет». И, верно, я по ней потом училась».

Мать рано научила Ивана читать. Время от времени крёстная приносила свои книги — православные. Иван с Колей читали их запоем, прячась от людей в лесу или на реке.

В 17 лет парней призвали в армию. Николай погиб, защищая Родину от немцев. Иван служил на Сахалине в морской авиации. Он участник Японской войны.

Война с Японией стала особой вехой в истории Второй мировой войны. Иван Ефимович прошёл войну, демобилизовался в 1951-м в звании офицера. Вернувшись домой, исполнил обет, данный на фронте, — посвятил жизнь служению Господу.

Каждое воскресенье молодой человек ходил в церковь. Вскоре его послали в Советск учиться на механизатора. В училище заметили его ум и серьёзный подход к делу и назначили преподавателем. Это дало ему возможность ходить в храм по выходным. Сложнее было с православными праздниками, выпадавшими на будни, — из училища лишний раз не отлучишься.

После Иван Ефимович стал исполнять при церкви более широкий круг послушаний: и чтецом был, и казначеем, и секретарём. С августа 1957 года до поступления в Московскую духовную семинарию в 1971-м он активно участвовал в жизни Покровской церкви г. Советска. С 1963-го он счетовод в Никольской церкви п. Завертная.

«По моему мнению, у него есть способности и особенное призвание к служению в Церкви в священническом сане... Характер спокойный, глубоко верующий, совершенно трезвый, не зазорный, исполнительный», — так о нём пишет в рекомендации на рукоположение в диакона протоиерей Анатолий Малиновский, настоятель Покровской церкви.

Московскую семинарию отец Макарий закончил за два года (1971-1973) и в Покровском храме был рукоположен в диакона и священника. По возвращении на Вятку, указом правящего архиерея архиепископа Кировского и Слободского Мстислава, он назначен настоятелем Введенской церкви с. Корляки Санчурского района.

Там же проводила все отпуска и сестра батюшки Валентина Ефимовна. Она рассказывала: «Отец Иван уходил из дома в храм в семь утра, а возвращался уже под вечер. Никаких выходных не было, так же как не было и мужчин в приходе. Иной раз думалось, что едва ли не все верующие мужики у нас полегли на войне. Они в тылу не прятались и на фронте первыми смерть принимали. Поэтому батюшке и чинить всё самому приходилось, и строить. Содержимым его портфеля были книги, молоток, плоскогубцы. Иные даже смеялись, полагая, что священнику не вполне подобает плотничать или траву косить, но помогать не спешили».

Всё свободное время отец Иван занимался тем, что перепечатывал книги. Когда книги появились в свободной продаже, он покупал их целыми стопками и раздавал людям.

В Корляках отец Иван жил вместе с мамой Серафимой Платоновной, которая переехала к сыну в связи с ухудшением здоровья. Там её и похоронили. А Господь будто ждал того времени, когда он исполнит сыновний долг, чтобы дать новое послушание.

До 1989 года батюшка служит в Санчурском районе. В 1988 году Русская Православная церковь торжественно отмечает 1000-летие Крещения Руси. К этому времени батюшка уже был протоиереем, а к самому празднику получил в награду крест с украшениями. Архиепископ Хрисанф, назначенный на Вятскую кафедру в 1978 году, после празднования тысячелетия, предвидя, что новое время и перемены в сознании людей в оценке истории, смысла и целей своей жизни потребуют от духовенства усиленных трудов, принимает решение перевести отца Ивана из Корляков в Киров. Скромный сельский батюшка назначается духовником Вятской епархии. В его лице Вятское духовенство обретает наставника смиренного и в то же время требовательного к себе, участливого к другим.

По приезду в Киров, будучи настоятелем Троицкой церкви, отец Макарий одним из первых посещает колонии, откуда в епархию приходят письма с просьбами об исповеди и крещении.

В монашество отец Иоанн был пострижен 22 сентября 1989 года с именем Макарий, в честь преподобного Макария Унженского и Жедтоводского. 22 октября епископ Александр возвёл иеромонаха в сан игумена.

С мая 1989-го до августа 1993 года отец Макарий служил в Троицкой церкви, а 1 августа был переведён настоятелем в Успенский собор г. Яранска, где служил вплоть до своей болезни.

На Пасху 1996 года батюшка был награждён архимандритством. Совсем мало отец Макарий прослужил в сане архимандрита. Весной 1996 года болезнь стала прогрессировать и лишила его сил. Происходило постепенное атрофирование мышц. Незадолго перед смертью батюшка даже голову держать не мог. Приходилось привязывать её полотенцем к спинке стула. Глаза были единственным живым органом, при помощи которого он мог продолжать общаться с людьми. Моргая ими, отец Макарий отвечал на вопросы. Ухаживала за ним Валентина Ефимовна, которая была очень близка брату, любила его, следовала за ним по жизни. Вплоть до своей кончины, которая наступила 11 февраля 1997 года, батюшка терпеливо переносил болезнь. Погребён отец Макарий у алтаря Успенского собора г. Яранска. Каждый год 11 февраля епископ Паисий совершает литию на месте погребения архимандрита Макария.

На его могилу приходят яраничи, кировчане, верующие близлежащих районов и других регионов. Они хранят добрую память о кротком и любвеобильном духовнике — архимандрите Макарии. Три года служения в Яранске стали целой эпохой отца Макария.

Прихожане говорили о нём: «Свой он был – русский». Простой русский человек, наш земляк с непростой, как у многих, судьбой, он всю жизнь дарил людям надежду, веру и любовь. И после смерти его жизнь является примером благочестия и гуманности.


У вас недостаточно прав для комментирования.