"Сельские вести" - Общественно-политическая газета Пижанского района

Возрастное ограничение 16+

21 сентября 2019

«Как только мы всё это пережили?!»

Анна Андриановна Черепанова.Весна на Заречной улице деревни Ахманово начинается с распутицы. Редакционная машина остановилась у околицы, дальше я пошла пешком. Чтобы не ошибиться, решила уточнить адрес у мужчины, который наводил порядок во дворе:
– Вы не подскажете, где живёт Анна Андриановна Черепанова?
Мой вопрос заставил хозяина задуматься, он долго молча смотрел на меня. Я начала волноваться и заглянула в блокнот, не напутала ли чего?
– Это Нюра Черепанова, наверное? – мужчина показал рукой на деревянный домик вдали. – Идите, идите, она живёт с сыном, у них открыто, собаки нет.

В доме Анны Андриановны всё очень просто. У печки лежат дрова в ожидании отдать тепло и сделать дом уютным. Хозяйка, жалуясь на немоготу, поднялась с кровати. Узнав о цели моего визита, сказала: «Ничего не помню уже». И глаза её наполнились слезами.
Мы присели к столу, и женщина поведала мне о своей жизни. Во время нашего разговора по её щекам текли слёзы, и мне было даже как-то неудобно, что я заставила её вспомнить о пережитом.
Родилась моя собеседница в деревне Камашка Сердежского сельсовета. В семье было трое детей. Они остались совсем малышами, когда отца забрали в армию. В первые же дни войны он пропал без вести. Мама болела, потеря мужа забрала у неё много сил. Она не смогла восстановиться от недуга и горя и вскоре умерла. Младшего брата Анны отправили в детский дом, а они с сестрой остались жить в доме одни. «Никому не дай Бог остаться сиротой», – дрожащим голосом говорит ветеран. В школу сёстры не ходили – не в чём было. Оставшуюся одежду они латали по несколько раз тряпочками, которые давали соседки. У них же девочки брали изношенные лапти, стягивали дырочки проволокой и носили. Еды тоже не было. Иногда картошку и муку приносила сестра мамы – тогда у девочек был праздник. Весной на полях собирали прошлогодний картофель и варили его. Всё в доме маленькие хозяйки делали сами. Односельчане жалели их и помогали. В 12 лет Анна пошла помогать кормить поросят. Когда совсем нечего было есть, она могла взять заварной муки, которой кормили животных, и так спасала себя и сестру от голодной смерти. «Иногда ели и мясо. Если корова на ферме пропадёт, то мясо делили и немного давали нам», – рассказывает она. На свинарнике заметили трудолюбивую девочку и вскоре доверили ей ухаживать за телятами, а потом дали группу коров. Быть дояркой Анне нравилось, бурёнок она любила. Так у неё появилось единственное на всю жизнь дело. 
Доярки всё делали вручную: убирали навоз, косили траву, таскали сено, доили, охлаждали и сепарировали молоко. Трудились с утра до вечера. Сколько тяжестей легло на юные девичьи плечи, и представить трудно! Воспоминая об этом, у ветерана от волнения начинают дрожать натруженные руки, она вновь вытирает слезу: «Не хочу вспоминать! Как только мы всё это пережили?!»
После войны работы меньше не стало, скорее даже наоборот. В хозяйства вернулись мужчины, стало больше техники, перестали голодать, жизнь начала налаживаться. Анна Андриановна вышла замуж в Ахманово, её муж, Иван Матвеевич, работал конюхом. В семье родились сын и дочь. 
Со временем труд животноводов становился легче, появлялись доильные аппараты, транспортёры, корм стали подвозить прямо к комплексам. Почти полвека сельская труженица проработала на ферме, даже на пенсии она продолжала трудиться.
15 лет назад умер её муж. Сегодня Анна Андриановна живёт с сыном Николаем. Здоровье часто беспокоит, особенно в ненастье. «Каждая косточка болит, голова кружится», – рассказывает она.
Несмотря на плохое самочувствие, Анна Андриановна согласилась сфотографироваться. Это отвлекло её от воспоминаний, и на мгновение на её лице появилась радость, которой в её судьбе было не так уж и много...


У вас недостаточно прав для комментирования.