"Сельские вести" - Общественно-политическая газета Пижанского района

Возрастное ограничение 16+

25 мая 2018

СОХРАНИТЬ И ПЕРЕДАТЬ ПОТОМКАМ

И.Д. Ковязин.В Обуховский краеведческий музей были переданы воспоминания Ивана Дмитриевича Ковязина, работавшего в 1930-1934 годах заведующим Обуховской школой крестьянской молодёжи, затем директором Пижанской образцовой средней школы, школьным инспектором, заведующим Пижанским райотделом народного образования, директором райколхозшколы Пижанского района.
Рукописи с воспоминаниями Ивана Дмитриевича, фотографии, автобиография и другие документы, завёрнутые в газету «Советская Армия» за декабрь 1964 года, принесли на рынок в г. Советске предпринимателю, собирающему предметы старины, жители дома, в котором ранее проживали родственники Ковязина. А тот, привезя их в Пижанку, передал заведующей Обуховской сельской библиотекой О.Е. Вятчаниной.
Липовская школа крестьянской молодёжи и Липовская церковь (за заднем плане).За изучением рукописей Ольга Евгеньевна провела много времени, в результате чего в краеведческом музее появился ещё один альбом с фотографиями Липовской школы крестьянской молодёжи и уроками в ней и несколько рассказов о войне, написанные И.Д. Ковязиным, который в ноябре 1941 года был назначен комиссаром маршевого 8 отдельного лыжного батальона, сформированного в Кировской области. Он закончил свой боевой путь в звании подполковника военным комендантом города Узедом-Воллин в Германии.
В декабре прошлого года Ольга Евгеньевна провела в местной школе урок, посвящённый 70-летию битвы под Москвой, с использованием материалов и рассказов Ивана Дмитриевича Ковязина, участника того сражения.

 

Разгромленный противник под Москвой в декабре поспешно отступал на Запад, бросая военную технику и неся большие потери в живой силе. Наш лыжный батальон, преследуя противника, к концу декабря прошёл с боями более сотни километров, освобождая от гитлеровцев десятки населённых пунктов, действуя с 16 декабря совместно с 29-й особой бригадой.
27 декабря противник задержал продвижение наших подразделений на заранее подготовленном к обороне рубеже в населённом пункте Плаксино. Несколько атак, проведённых подразделением наших войск, результатов не дали. Войска получили приказ перейти к обороне.
Находясь в обороне, получили приказ дать возможность личному составу хорошо отдохнуть, пополнить боевой комплект боеприпасами и быть готовыми в начале января к наступлению.
Приближался Новый год. Я, как комиссар батальона, был вызван в политотдел армии, там получил дальнейшие указания по работе с личным составом, где основной упор был сделан на подведение итогов первых боевых недель под Москвой и разгром немецких войск. Особое внимание политотделом было обращено на усиление бдительности в обороне в ночь на первое января 1942 года. В заключение начальник политотдела приказал получить на весь личный состав посылки для солдат, сержантов и офицеров, присланные с глубокого тыла нашими дорогими матерями, жёнами, сёстрами, героическими тружениками тыла.
По возвращении в батальон я вызвал на совещание весь офицерский состав и рассказал, что от нас требует в эти дни командование и политотдел армии. Командирам рот было поручено получить посылки и в первый день нового года раздать их личному составу.
На следующий день, утром 29 декабря, командир батальона старшина Новиков обратился ко мне с просьбой организовать для немецкого гарнизона в деревне Плаксино под Новый год «сюрприз». Выслушав планы и расчёты старшины, мы с командиром батальона дали согласие.
Чтобы узнать планы немецких подразделений в обороне, был разработан план по захвату «языка». Выполнять задание отправился взвод младшего лейтенанта Глухих. 31 декабря на рассвете взвод возвратился из разведки с двумя пленными на подводе, гружённой продовольствием. От пленных узнали, что подготовки к наступлению их часть не ведёт. Среди продовольствия были новогодние подарки для немецкого гарнизона: шоколад, печенье, консервы, колбаса и даже вино, и для наших солдат это было неплохим подарком к празднику.
После допроса военнопленных возник ещё один план о новогоднем «подарке» для фашистских солдат: а что если эту подводу с «новогодним подарком» и с одним из пленных отправить обратно? Так и решили. Подводу загрузили взрывчаткой, а сверху положив немного продуктов, отправили обратно. 30 и 31 декабря старшина Новиков в тыловом взводе из старых шинелей и касок изготовил 30 чучел солдат. Они так искусно были изготовлены, что на расстоянии 200 метров их было невозможно отличить от настоящих солдат. Чучела с помощью натянутой верёвки могли вставать и ложиться. И вот 31 декабря с наступлением темноты этих «солдат» расставили в 150 метрах от обороны противника. В восемь вечера с отделением бойцов повёз «новогодний подарок» младший лейтенант Глухих. Он должен был отпустить немецкую подводу с расчётом, чтобы в деревне Плаксино она оказалась в 23 часа 45 минут. Всё так и получилось.
«Новогодний подарочек» прибыл в назначенный час. Об этом нас оповестил взрыв страшной силы (на подводе находилось 50 кг взрывчатки). Вслед за этим артиллеристы и миномётчики открыли беглый огонь и в течение 10 минут обстреливали немецкие позиции. После этого открыл пулемётный и автоматный огонь взвод солдат, находящийся в окопах в 200 м от «солдат»-чучел, начал кричать: «Ура-а-а-а!» и поднимать лежащих «солдат». У противника создаётся полное впечатление, что наш батальон перешёл в наступление. Местность постоянно освещается ракетами и открывается пулемётно-автоматный и артиллерийский огонь по атакующим «солдатам». Через 10 минут боя «атакующий взвод» опять с помощью натянутых верёвок залёг. Через 30 минут атака повторилась. И так каждые полчаса до самого утра немцы отбивали атаки «взвода солдат». У «атакующего взвода» были и «потери». Три чучела прямым попаданием были разорваны в клочья. Перед рассветом «взвод» с помощью верёвок «отступил» в окопы на исходную позицию.
И. Ковязин с братом Василием. Германия, 1945 г.Утром 1 января проходил по землянкам, чтобы поздравить всех с Новым годом, в это время большинство солдат отдыхали, все были довольны ночным «боем» и подарками, присланными из глубокого тыла. Каждый солдат, распечатав посылку, в первую очередь брал в руки письмо, перечитывал его несколько раз, вспоминая родных и близких. В каждое письмо было вложено столько тепла и нежности, материнской ласки и заботы, что у солдат на глазах появлялись слёзы. Среди присланных посылок три оказались из Кировской области: из г. Кирова, из Котельничского и Нолинского районов. Письмо, вложенное в посылку от колхозницы из Нолинского района, особенно запомнилось: «Дорогой сыночек! Прости меня, старую, что я тебя так называю, а называю тебя так потому, что где-то три моих сыночка тоже воюют. Трудно вам на фронте, ведь вон какие лютые морозы стоят, наверное, очень холодно, а погреться-то и негде. Посылаю тебе, дорогой, тёплые носочки и варежки. Носи, я их сама связала. Я загадала, что если ты их наденешь, то тебя никакая пуля не возьмёт, стороной будет пролетать, так что носи, милый. Посылаю тебе немного гостинцев. Хорошо бы эта посылочка дошла к Новому году или к Рождеству. О нас не беспокойся, дорогой мой сыночек, мы как-нибудь, себя берегите. Бейте их, этих проклятых фашистов, и гоните с нашей земли, чтоб они побежали обратно в свою Германию! Как война закончится, приезжайте к нам обязательно, у нас в колхозе очень хорошо. Пиши».
Прочитали мы это письмо вслух, тишина такая вокруг настала. Должно быть, дом и родных все вспомнили. Я сказал негромко: «С Новым годом, товарищи! С Мирным годом!»


У вас недостаточно прав для комментирования.