"Сельские вести" - Общественно-политическая газета Пижанского района

Возрастное ограничение 16+

22 октября 2018

Родная сердцу сторона

Многих из нас тревожит судьба современной деревни, грустью-печалью сжимается сердце, когда приходится видеть заброшенные поселения своей малой родины.

Учитель истории школы д. Безводное О.Г. Колбина, тоже душой болеющая за село, рассказала мне, что на уроках краеведения они изучают историю родного края, знать которую обязан каждый уважающий себя человек. Во время нашей беседы я перелистывала исследовательские проекты учеников.
Меня заинтересовала работа Максима Кутюкова и Никиты Безденежных. В незамысловатых с виду рассказах, основанных на воспоминаниях бабушки Максима, раскрыта целая жизнь одной из многих исчезнувших деревень.
Пожелтевшая, надорванная фотография дома с палисадником – вот, наверное, и все документы, хранящие память о деревне Кукшеморке Тумшинского сельского совета. Снимок этот хранится у Лидии Павловны Кутюковой, уроженки этих мест. От самой деревни, некогда большой и многолюдной, сегодня остались лишь заросли бурьяна.



Кукшеморка – деревня бабушкиного детства
– Бабушка, а какой была ваша деревня раньше, когда ты была маленькой? Чем вы занимались, если не было Интернета, ноутбуков, мобильных телефонов? – спросил как-то я бабушку Лиду.
– Вам, растущим в век всемирной паутины, невозможно представить сейчас мою деревню тех далёких лет, когда в каждом доме кипела жизнь, наполненная детскими голосами, молодым задором и зрелой мудростью, – ответила она и начала свой рассказ.
Более сотни человек проживали в нашей небольшой, всего из 11 крестьянских хозяйств, деревне с названием, которое невольно у незнакомых людей вызывало многозначительную улыбку – Нертёнки. В 1891 году её переименовали в Кукшеморку. Деревня протянулась с севера на юг, близ реки Ирки. Улица была длинная, широкая, двусторонняя, утопающая в зелени. Местные жители очень бережно относились к природе. Ежегодно у берегов реки скашивали бурьян, собирали мусор. У каждого дома было не по одному скворечнику. Здесь я родилась, здесь прошло моё детство.
В 30-е годы здесь был создан колхоз «Красный луч». В 1936 году Кукшеморка вошла в состав колхоза «Красный Октябрь», а после укрупнения колхозов в 1958 году – в состав «Земледельца».
В то время здесь имелось всё для жизни и работы: земля, необъятные поля и луга, скот. А самое главное богатство – люди, работавшие на этой земле, которым ничто человеческое было не чуждо: радости и печали, работа до седьмого пота и весёлые празд- ники… В крестьянской жизни дел всегда много. Взрослые вставали утром рано. Надо было и печь натопить в любое время года, чтобы приготовить еду семье, хлеба напечь, воду скотине согреть. Затем спешили на работу. Пахали вручную, сеяли яровые (пшеницу, овёс, ячмень). Летом трудились на сенокосе, чтобы заготовить как можно больше сена для скота. Жали рожь, пшеницу, а в августе сеяли озимые. Осенью копали картофель, убирали свёклу, ячмень, перебирали лён, метали солому. Зимой с семи утра ломали лён с помощью «ломша», а затем сушили его в банях. Мужчины катали валенки, плели лапти, корзины, а женщины пряли шерсть, вязали и вышивали.
В те времена сходов не было, а были колхозные собрания. В свободное от работы время ходили на вечёрки и посиделки, где играли, пели, плясали.
Все новости узнавали по радио. Первое радио появилось в доме у Павла Степановича Ивашова, моего прадедушки. На это диво приходили смотреть всей деревней. Помню, местные жители собирались у нас в доме, чтобы послушать новости. Первая важная новость, которую потом бурно обсуждали, была о полёте Юрия Гагарина.
Люди жили небогато, но нищих не было. В каждой избе из убранства стояли кровать, сундук, комод, стол, стулья, лавки, во дворе – рабочий инвентарь. Женщины носили национальные марийские платья и фартуки, а мужчины – рубахи и самотканые брюки. Все относились друг к другу уважительно, стариков почитали, слушались родителей и выполняли их поручения. В деревне взаимоотношения были настолько доверительные, что двери домов никогда не запирались на замок, достаточно было просто палочки в дверной ручке, чтобы понять: хозяев нет дома. Чтобы кто-то из своих деревенских залез в чужой дом? Такого не было никогда!
Такой вот была деревня моего детства, так мы росли и развивались, и следует заметить, что без Интернета, ноутбуков, компьютеров, планшетов и мобильных телефонов из моих земляков выросли замечательные трудолюбивые люди.
Сегодня от моей деревни остались лишь воспоминания, больше ничего. Нет колхоза, полей и пашен. Тихо ушла в небытие та, дорогая сердцу кормилица-деревня, как множество таких же в округе, – закончила свой рассказ бабушка.

На пути у «нечистой силы»

Однажды бабушка рассказала мне очень интересные истории про «нечистую силу».
– Летало в округе нечто похожее на огненный сноп, из которого во все стороны искры падали. Мама (моя прабабушка) возвращалась вечером домой с тётей Олей из Барышникова. Уже прошли деревню Царегородцы, и вдруг прабабушка увидела, как со стороны Лешкинского озера летит искрящийся огненный сноп. Они очень испугались и стали креститься. И «вогленый» пролетел мимо них в сторону Солояла.
Днём родители бабушки на лошади отправились в Зыковский лес по дрова. Лошадь оставили у обочины дороги, а сами пошли в лесную чащу, рубили дрова, таскали и укладывали их в сани. Тут лошадь ни с того ни с сего упала на оглобли, и они переломились. Прадед срубил молодую черёмуху и связал оглобли. Стали они выезжать из леса, а «шенкел копа» (нечистая сила) начала пронзительно свистеть. Свист был слышен до тех пор, пока они не выехали на дорогу до Зыкова. Лошадь, видимо, стояла на её пути.
А ещё ходила легенда, что на Лешкинском озере жила русалка. Очевидцы видели её в полдень на озере. Она выплыла на берег и начала расчёсывать свои длинные белокурые волосы.
Сейчас эти истории воспринимаются как небылицы, раньше же всему этому верили и передавали из уст в уста. Это – часть нашего прошлого.
Интерес к нему, к истории родного края и своих предков заложен в каждом человеке. С малых лет, я уверена, любому из нас приходилось слышать, что до него тоже было время, были люди, события. Мы слушаем рассказы, и в памяти постепенно складывается образ прошлого. Когда становимся старше, к услышанному и увиденному добавляется прочитанное, а также знания, полученные на школьных уроках, и рождаются вот такие интересные краеведческие работы, как у Максима и Никиты.
В края луговые уводит
дорога,
Уводит в речные края…
Как мало мне надо, как надо
немного:
Жила бы деревня моя…
Неслучайно я решила закончить статью этим четверостишием из песни Надежды Кадышевой «Деревенская дорога». Ведь каждому из нас, как и автору этих замечательных строк, всем сердцем хочется, чтобы жили и процветали наши родные деревни!

 

 

По материалам исследовательской работы
подготовила
Елена ЗЫКОВА


У вас недостаточно прав для комментирования.