"Сельские вести" - Общественно-политическая газета Пижанского района

Возрастное ограничение 16+

30 мая 2020

Один день с «народным» полицейским

Николай Анатольевич Царегородцев, участковый ОП "Пижанское"Каждый житель России прекрасно знает, что в районе, где он проживает, есть участковый уполномоченный. Профессия эта, прямо скажем, легендарная. При её упоминании сразу на память приходят Анискин в исполнении Михаила Жарова, Павел Кравцов, прекрасно сыгранный Сергеем Безруковым, а также герои других популярных сериалов и книг. Благодаря этому профессия окутана едва ли не романтическим ореолом.

Мне давно было интересно увидеть эту романтику, что называется, изнутри. Возможности не было долго, но вот накануне приближающегося Дня участкового уполномоченного она мне предоставилась. Начальник ОП «Пижанское» С.Б. Христолюбов разрешил мне ознакомиться с работой одного из сотрудников данного подразделения. 
И вот к 9 часам утра с огромным воодушевлением спешу в отделение полиции. Подхожу к окошку с надписью «Дежурная часть». Сидящий за ним офицер просит немного подождать – идёт утренняя планёрка. Проходит минут 15, и меня приглашают подняться в кабинет начальника. «Знакомьтесь, – начинает Сергей Борисович, – это один из лучших участковых нашего отдела», – и показывает на стоящего рядом с ним улыбающегося мужчину. «Николай Анатольевич Царегородцев», – представляется последний и протягивает руку. В ответ делаю то же самое. «Ну вот вы уже и знакомы, – с улыбкой продолжает начальник отделения. – Сегодняшний день Вы проведёте с этим человеком». «Ну что, пойдёмте!» – улыбается мой новый знакомый.
Мы выходим в коридор и направляемся в сторону его рабочего кабинета. По пути сталкиваемся с молодым человеком. «Это осуждённый к наказанию, не связанному с лишением свободы. Пришёл взять документы для того чтобы встать на учёт в уголовно-исполнительную инспекцию», – объясняет мне Николай Царегородцев. «Только начался рабочий день, а уже бумаги, посетители» – думаю я про себя.
Заходим в кабинет, и участковый сразу начинает надевать верхнюю одежду. «Что, уже куда-то поедем?» – наивно спрашиваю я. «Да, ведь наша работа – далеко не кабинетная. Ездить приходится едва ли не ежедневно!»
Участок Николая Анатольевича включает в себя территорию Безводнинского поселения. Поэтому уже через десять минут «УАЗик», за руль которого Николай сел сам, что вызвало у меня удивление, мчится по трассе в сторону Безводного.
Время в дороге просто иде-
ально подходит для разговора. Я начинаю задавать вопросы. «Сколько человек проживает на вашем административном участке?» – «1728, – отвечает Николай. – Когда я только принял эту территорию, было более двух тысяч, но прекращение деятельности СПК «Земледелец», и как следствие, практически полное отсутствие работы, сделали своё дело. «Каков уровень преступности на участке?» – продолжаю я разговор. «Точную цифру не назову, нужно смотреть документы, но скажу одно – Безводнинское поселение почти каждый год, что называется, впереди планеты всей. Даже Пижанку обгоняет!»
За разговором время пролетело незаметно, и вот «УАЗик» сворачивает в сторону деревни Ерши. «Сейчас заедем к одному охотнику, нужно проверить ружьё», – поясняет участковый. «Это тоже Ваша обязанность?» – удивлённо спрашиваю я. «Согласно приказу МВД России № 1166 «Вопросы организации деятельности участковых уполномоченных полиции» я обязан не реже одного раза в год проверять условия хранения оружия и боеприпасов, а также наличие разрешения», – объясняет мне Николай, чётко называя номер и название документа. – Мне осталось побывать всего у троих человек. Остальных уже проверил».
Отвлекаясь, скажу, что день для поездки выдался крайне не удачный. На территории нашего района выпала, наверное, месячная норма осадков. Даже основная трасса в снегу, не говоря уже о межпоселенческих дорогах. Поэтому «УАЗик» участкового едва пробирался сквозь сугробы, метель же всё усиливалась.
Но вот мы всё-таки добрались до добротного двухквартирного дома. «Здесь и живёт охотник», – говорит Н.А. Царегородцев. Подойдя к двери, обнаруживаем, что висит замок. «Значит, на работе. Сейчас позвоню», – говорит участковый и набирает номер телефона, который находит в списке. «Вот ведь как работа организована, всё под контролем», – мысленно удивляюсь я.
Охотник действительно оказывается на работе, и Николай предлагает забрать его и привезти домой. «Вот ведь сервис», – удивляюсь я уже вслух. «Просто это очень важно сделать. Скоро конец года», – с улыбкой поясняет участковый, и мы отправляемся на центральную усадьбу. Проезжая мимо разрушенных производственных объектов бывшего «Земледельца», Николай Анатольевич рассказывает мне, для каких целей использовалось каждое из видимых нами помещений. «А что же здесь теперь? Кто за всем этим смотрит?» – спрашиваю я. «Часть используется предпринимателями и владельцами КФХ (Н.А. Царегородцев называет мне фамилии всех), а часть просто заброшена», – поясняет он. «Как же хорошо знает он свой участок! – мысленно отмечаю я. – Настоящий участковый!»
Забрав охотника, отправляемся в обратный путь. По дороге – знакомимся. Аркадий Иванович Никитин – охотник со стажем. Занимается этим промыслом с юных лет, поэтому и хранится в его доме оружие. «Что скажете о своём участковом?» – интересуюсь я у Аркадия. «Замечательный человек, всегда вежлив и корректен. Эта работа – его призвание!»
Приглашая нас в дом, охотник сразу ведёт к сейфу, где хранятся оружие и боеприпасы. Участковый первым делом берёт в руки разрешение и проверяет срок его действия. Затем он сверяет номера ружья с указанными в документе. Далее проверяет патроны. «Нужно, чтобы они были разрешённого калибра, иначе – изыму!» – улыбается он. Завершив осмотр, Николай заполняет два экземпляра акта проверки условий хранения оружия и боеприпасов. Аркадий Иванович ставит свою подпись и убирает в сейф один экземпляр. «Вот и всё, проверка закончена, – говорит полицейский. – Можно ехать дальше». Мы прощаемся с Аркадием Ивановичем и снова садимся в машину. «Куда теперь поедем?» – интересуюсь я. «В Русскую Шуйму», – слышу в ответ. «Как интересно! Никогда ещё там не был», – мысленно радуюсь я.
И вот «УАЗик» уже проби-
рается по заснеженной трассе в сторону этой деревни. А метель за окном не прекращается ни на минуту. Я любуюсь природой Вятского края. Неожиданно нагрянувшая зима словно прекрасным белым ковром застелила всё вокруг. Просто не передать словами всю прелесть видов за окном. Николай Анатольевич возвращает меня к реалиям жизни, показывает примерное расположение населённых пунктов, находящихся на территории его административного участка. Он прекрасно осведомлён о количестве жителей даже самых отдалённых деревень. Знает, кто живёт постоянно, а кто приезжает лишь на лето. «Ну и память у Вас!» – в очередной раз удивлённо говорю я Николаю. «Работа обязывает», – улыбается он.
В Русской Шуйме мы первым делом отправляемся на ФАП. «А что же мы будем там делать?» – спрашиваю я. «Здесь мне необходимо проверить журнал учёта обращений граждан на предмет криминальных травм», – вежливо поясняет полицейский.
На медпункте нас встречают две улыбчивые женщины в белых халатах – фельдшер и медсестра. Николай Анатольевич проверяет предоставленный ему журнал и ставит свою подпись. Затем он задаёт медицинским работникам несколько вопросов, касающихся статистики обращений. Получив исчерпывающие ответы, Николай благодарит приветливых женщин, и мы выходим на улицу.
«Теперь необходимо навестить ранее судимого гражданина, состоящего на списочном учёте. Молодой человек в недалёком прошлом совершил преступление, и суд назначил ему наказание, не связанное с лишением свободы и определил испытательный срок. До его окончания я обязан регулярно наведываться к парню домой», – поясняет мне участковый, уже не дожидаясь моего вопроса.
Приехав к молодому человеку, Николай Анатольевич задаёт ему несколько вопросов и предупреждает о том, что любое нарушение закона может повлечь замену условного осуждения реальным лишением свободы.
Затем мы с Николаем отправляемся в деревню Новый Починок. Именно эта часть «дня с участковым» произвела на меня самое сильное впечатление. Никакой дороги я не вижу. Буквально вцепившись в ручку передней двери «УАЗа», я смотрю строго вперёд. «Это так....мелочи! – с улыбкой говорит полицейский. – Ещё и не такое бывает!» Но его слова я слышу, словно издалека. Настолько пристально мой взгляд, и кажется, даже разум, прикованы к одной точке — лобовому стеклу. Я смотрю на дорогу и жду, когда же покажутся крыши домов этого самого Починка, о существовании которого я никогда и не знал. И...Слава Богу – дома! Вот он – Новый Починок! «Здесь нам нужно пообщаться с вдовой охотника. Он недавно скончался, оружие мы изъяли. Теперь женщина вступила в права наследства, и мне необходимо узнать, каковы будут её дальнейшие действия – либо продавать, либо утилизировать», – поясняет мне Николай Анатольевич. Он заходит в дом и через несколько минут возвращается с подписанными документами. «Она решила утилизировать. Можем ехать обратно».
Дорога уже не кажется страшной, теперь за ручку я держусь не с такой силой. До Шуймы доезжаем быстро. Там заходим в магазин и покупаем пару булочек. Всё-таки обеденное время – пора бы и перекусить! Пообедав, Николай включает первую передачу. «И что, куда теперь?» – спрашиваю я полицейского. «Сейчас вернёмся в Безводное, в администрацию, и на этом всё – в кабинет».
Обратный путь занимает
гораздо больше времени – метель только усилилась, и ехать стало ещё сложнее. Николай Анатольевич часто останавливается и очищает дворники от снега и наледи. Иначе ехать становится просто невозможно – ничего не видно!
В администрации Безводнинского поселения участковый интересуется у специалистов тем, как проходит работа с лицами, которым приговором суда в качестве наказания за совершённое преступление назначены обязательные работы. Интересуется Николай Анатольевич также мероприятиями по профилактике преступности среди несовершеннолетних, поведением граждан, состоящих на профилактическом учёте, и некоторыми другими насущными проблемами поселения. «Наш участковый вообще – самый лучший. Он настолько хорошо владеет информацией, знает обстановку на территории своего административного участка, что даже мы порой удивляемся», – с гордостью говорит о Николае Анатольевиче глава поселения Е.Ю. Демакова. «С любым вопросом мы можем к нему обратиться, и Николай всегда даст дельный совет», – добавляет её заместитель Т.Б. Зыкова. Полчаса общения с приятными женщинами пролетают просто незаметно, и вот полицейский уже смотрит на часы – пора в отдел!
«Ну и как тебе романтика?» – интересуется у меня Николай Анатольевич по пути в райцентр. «Да уж, ещё какая! Работа, конечно, интересная, но вот каким-то ореолом окутывать её не стоит – это только на экране, а в жизни – совсем по-другому, особенно в сельской местности», – отвечаю я участковому. «Это да», – вздыхает он в ответ.
За один день, конечно, не-
возможно увидеть и понять всю работу, которой занимается участковый уполномоченный полиции. Перечень его должностных обязанностей огромен. Но даже за такое короткое время, что я провёл рядом с представителем этой профессии, можно сделать вывод, что более «народного» полицейского просто нет. Ведь именно он работает с населением «в поле» – то есть непосредственно, напрямую. Тяжело с людьми работать. А уж те, кто несмотря на все тяготы и невзгоды, этим занимаются, достойны огромнейшего уважения и признания!


У вас недостаточно прав для комментирования.