"Сельские вести" - Общественно-политическая газета Пижанского района

Возрастное ограничение 16+

24 февраля 2020

За спиною и горы, и горе

15 февраля 1989 года закончилась война в Афганистане, которая длилась девять лет, один месяц и 19 дней. Есть разные мнения о ней. Но простые солдаты, выполняющие приказ Родины, не нарушали присяги, исполняли свой долг с честью.

Сегодня я беседую с одним из них — Александром ЖУРАВЛЁВЫМ из д. Павлово.

— Александр Вениаминович, как и когда Вы оказались в Афганистане?

— Как и все парни нашего времени. Тогда годных для службы ребят учили в школе ДОСААФ. Вот и я прошёл такие водительские курсы.

16 мая 1987 года меня призвали в армию. Я уже знал, что буду шоферить. С района нас было трое. Когда спрашивали о том, где бы я хотел служить, я написал «в Афганистане». Так и получилось. Прибыв в Котельнич, узнал, что еду именно туда. Потом остановка в Перми, далее был Ашхабад. В общем, до места добирались целую неделю. Там прошёл «учебку». 5 июля уже принимал присягу. 10 ноября 1987 года из Ашхабада на машинах нас увезли на военный аэродром Мары. Затем сразу на самолёте «ИЛ-76» отправили в Кабул, где мы пробыли всего два дня, а ночью на вертолётах, пристегнув парашюты, отправились в Гардез (крепость) в 56-ю десантную бригаду.

— Что Вы чувствовали, когда пересекли границу?

— Сначала было любопытство, интерес, а потом возникло волнение, подступила какая-то тревога.

— Дом вспоминали в эти минуты?

 

— Да, дом вспоминал всегда. Знал, что там родители, друзья, девчонки, родная природа, всё своё, а здесь — всё чужое: дома, горы, климат...

— Чем занимались на службе?

— Служил водителем во второй самоходной артиллерийской батарее. Сначала мне дали старенький «Урал». Возил продукты, воду на заставу, сослуживцев в баню и многие другие работы выполнял. Были и боевые выезды, поездки через перевал Саланг до границы с Союзом. Также побывал на перевале Хост. Потом дембеля уволились, мне дали «КамАЗ». Теперь уже колесил на нём, выполняя те же работы. Дослужил до вывода войск из Афганистана. 5 июня 1988 года мы покинули город Гардез, отправились на машинах в Кабул. Везли личный состав, продукты, оружие, которое всегда брали с собой. 10 июня выехали в сторону Союза в г. Хайратон. Здесь мы отдохнули, сдали всё крупное оружие, оставив только автоматы. Ехали все вместе по железнодорожному мосту (мосту Дружбы) в г. Термез на вокзал, где всё загрузили на железнодорожные платформы, хорошо закрепили и поехали в г. Иолатань (Туркмения). Там стояла наша часть, мы вновь ездили на учения в г. Кушка. 24 апреля я был уволен из части в запас.

— Когда вернулись в родительский дом?

— 1 мая 1989 года приехал в Советск. Первой я увидел З.Ф. Никифорову, учителя английского языка. В Пижанке меня встретили друзья на мотоциклах. С ними и добрался до дома. Родители уже знали о моём прибытии. Им позвонила тётя из Первоуральска, которую я навестил при возвращении домой.

— Как складывались межнациональные и отношения с местными жителями?

— Местные жители относились к нам нормально, по-дружески, но опасение было. Кто знает: сегодня он друг, а завтра — враг. Рядом с нами были турки, белорусы, азербайджанцы, узбеки, казахи....В этом плане у нас всё было в порядке. Мы и сегодня не забываем друг друга, чувство боевого братства храним до сих пор, переписываемся в соцсетях, поздравляем друг друга со всеми праздниками, интересуемся жизнью каждого, с кем были рядом, кто всё выдержал и остался жив, национальность не имеет значения.

— Какие знания и навыки пригодились на службе?

— Пригодилось всё, что изучал в ДОСААФ. До сих пор эти знания применяю в жизни.

— Там другой климат, кругом горы, скорпионы, насекомые—переносчики инфекций. Как привыкали к этому?

— Конечно, переболели желтухой, корью, дизентерией и другими заболеваниями. Нам делали прививки, воду можно было пить только кипячёную. К рекам невозможно было подходить: все берега и обочины дорог заминированы. Кормили нормально, но перебои с водой и продуктами случались.

— Что было самым страшным там, на службе?

— Страх жил в каждом. Потеря друзей, кругом вспышки, взрывы — это не самая приятная картина, особенно в тёмное время суток. Однажды ночью ехал на машине один, начали обстреливать со всех сторон, раздавались взрывы. Стало как-то не по себе, но я должен был ехать. Мы прекрасно понимали, что в любой момент могли погибнуть сами, но твёрдо знали, что спасаем людей. Человечность превыше всего.

— А Вы могли бы тогда отказаться от службы в Афганистане?

— Нет, не смог бы. Служба в армии была почётной обязанностью каждого. Тогда стыдно было не служить, а вот где служить, это приказывала Родина. Мне выпала судьба служить именно там.

— Говорят, что людям, прошедшим Афган, долго снится эта война. Это так?

— Да. Я до сих пор иногда вижу страшные кошмары о том времени: сцены боёв, убитые друзья, кажется, что они просят о помощи, их голоса звучат, как живые. Я соскакивал ночью и искал под подушкой автомат. Всё это было, было...

— По-Вашему, парни в настоящее время должны служить?

— Обязательно. Служба — это школа жизни. Именно она воспитывает настоящих мужчин, испытывает на надёжность, честность, проверяет чувства. Вдали от дома взрослеешь быстрее, иначе понимаешь слово «Родина», по-особому ценишь дружбу и поддержку товарищей.

— А что бы Вы пожелали современной молодёжи?

— Слушать и ценить родителей. Их советы никогда не навредят. Стремиться в школе к знаниям, вести здоровый образ жизни, воспитывать силу воли, любить свой район, малую родину, быть всегда готовым встать на защиту большой Родины.

— Если бы была возможность, что бы Вы сказали своим погибшим товарищам?

— Я бы преклонил перед ними колени и сказал: «Вы погибли, защищая других. Мы продолжаем ваше дело. Нас не будет — придут другие».

— Что дала Вам служба в Афганистане?

— Она сделала меня мужчиной. Научила ценить хлеб и воду, дом, семью, мирное небо. Это была школа мужества, где всё было настоящим: враги, друзья, оружие... Если бы был выбор, то я бы снова пошёл служить со своими ребятами в Афганистан. Мы никогда не сомневались, что, выполняя свой воинский долг в чужой стране, служим своей Родине. Мне и сейчас хочется съездить туда и посмотреть на жизнь там в настоящее время.

— Что для Вас День воина-интернационалиста?

— Мы честны перед совестью и памятью. 15 февраля объединяет всех афганцев, мы вспоминаем давно минувшие дни, поминаем павших в боях, умерших от ран и ушедших из жизни уже в мирное время и возлагаем цветы к обелиску и на могилы погибших.

— Александр, Вам выпала возможность поздравить всех участников боевых действий.

— Всех афганцев и участников других локальных конфликтов поздравляю с Днём воина-интернационалиста. Будьте все здоровы и счастливы под мирным небом, пусть никогда не будет войны!

Я мерил войну километрами дней,

Что прожиты были вдали от России.

И нет, мне поверьте, дороги длинней,

Где, веря в мечту, мы с друзьям колесили!

С. Антонов.

От автора:

Александр Вениаминович имеет знак «Воинская доблесть» и все юбилейные медали, которые бережно хранит. Он скромный человек, рассказывать о себе не любит. Но наша беседа состоялась, за что ему большое спасибо. Мужчина остался верен своему родному колхозу «Ижевский». Работает на АВМ. В июле 1990 года создал семью. Жена Ольга Михайловна работник Центра досуга. Журавлёвы воспитали двоих детей. Дочь Юлия работает в Кирово-Чепецке в администрации города. Сын Дмитрий, отслужив в Смоленске в разведроте, поступил на работу в полицию в п. Пижанка. Он так же, как отец, пришёл из армии в звании младшего сержанта.

 

Фото автора и из армейского альбома.


У вас недостаточно прав для комментирования.